Менделеев в моем древе

Общий принцип построения моего плаката в исторической верхней половине подразумевает размещение на нем имен предков, их родных и двоюродных братьев/сестер. В современной нижней его половине – кровные родственники до четвероюродных. Сейчас пойдет речь об одном из двух исключений из этого правила.

Каждому исследователю хочется найти родство с кем-нибудь известным, родовитым. Модно искать дворянские корни. Можно сказать, что и я поддался «гонке за знаменитостями» и добавил дальнего родственника против правил. Небольшая часть правды и в этом тоже есть, но основная причина все-таки иная.

У моей прабабушки Серафимы было 3 брата и сестра. Брат Владимир с сестрой Екатериной в 1930х годах выстроили дом в Кратово. Когда Серафима развелась со своим мужем Леонидом Петровым – она с младшим сыном Борисом уехала в Красноярск. А мой дедушка Владимир остался с отцом в Москве. Дом, где в это время жила еще и его бабушка Марья Антоновна, стал для дедушки даже не вторым, а родным. Зародившаяся в детстве родственная близость с двоюродными осталась на всю жизнь и сохранилась в поколениях. Мой отец во время обучения в Академии им. Тимирязева много времени проводил у теток Яси и Златы - двоюродных сестер отца. Так же как родного Кратовская семья приняла и меня. А внучка Владимира Николаевича – Мария Константиновна (позже постриженная в монашество с именем Ксения), кроме троюродной тети стала для меня еще и крестной матерью.

Родственники в Кратово - это семья художников. Злата Владимировна Максимова – член союза художников СССР, ее муж – Круглов Сергей Александрович – известный скульптор. В летней мастерской меня всегда впечатляло обилие работ, среди которых особое место занимал бюст Дмитрия Ивановича Менделеева - двоюродного прадеда тети Златы. Когда формировали экспозицию дома-музея Д. И. Менделеева в Боблово, часть экспонатов для него так же было взято из нашего дома в Кратово. А другой двоюродный брат дедушки – Арсений Владимирович Максимов написал книгу «Боблово и его обитатели. 1865 - 1920» и составил схему родства по общей с Менделеевыми родне.

Так и получилось, что Менделеевская линия родства (если строго подойти – свойства) по внутренним ощущениям оказалась для нас заметно ближе, чем ей полагается с точки зрения формальных степеней родства. А мой интерес к семейной истории, начавшись с бесед в Кратово с дядей Никитой о родне по линии Максимовых, закрепился изучением большой схемы, составленной дядей Арсением.

29.06.2020, Алексей Петров