Арсений Владимирович Максимов

Со своим троюродным прадедушкой мне довелось увидиться всего один раз, когда еще подростком с братом Сашей мы ездили к нему в гости в Кострому. Я запомнил его как яркого, незаурядного человека, а вот о его жизни, уже начав заниматься семейной историей, приходится извлекать из публичных и архивных источников. Когда мне захотелсь из первых уст распросить дедушку Арсения о его событиях - было уже поздно.

Необычная судьба начинает прорисовываться с первых дней его жизни. Так в метрической записи о его крещении мы видим, что в восприемниках записан "Его императорское величество Государь Император Николай Александрович". А еще - крещение Арсения - первое таинство крещения в Государевом Федоровом соборе после его освящения. Отец Арсения - Владимир Николаевич был архитектором при Императоре и участвовал в проектировании Федоровского собора. Жил через дорогу от императоского дворца в Царском селе.

После революции карьера отца закончилась, а позже, когда Владимир Николаевич в рамках дела Звездинского был сослан в лагеря, Арсений с формулировкой вины "сын своего отца" так же попал в лагерь. Когда в 1990х началась компания по реабилитации осужденных по политическим причинам, Арсений на предложение по снятию обвинений сказал: "я и правда сын своего отца - я в 1930х от него не отказался, не откажусь и сейчас".

Арсений по следам отца стал архитектором. Войну прошел офицером по маскировке. Получил из рук маршала Баграмяна орден за строительства макета, сыгравшего значительную роль в операции по взятию Кёнигсберга. А в рассказе про послевоенную историю прадедушки я передам слово Овсянову Н.И. (полный текст статьи можно найти на страницах Балтийского альманаха)

2. Арсений Владимирович Максимов -первый архитектор города Калининграда

Арсений Владимирович Максимов - ветеран Великой Отечественной войны. Свой боевой путь он прошёл от Калинина до Кенигсберга офицером по маскировке оборонительного строительства при инженерном управлении 1-го Прибалтийского фронта. Не случайно он был руководителем авторского коллектива по созданию макета Кенигсберга накануне штурма, за что был награждён Орденом Отечественной войны 1-ой степени. Орден вручал лично И.Х. Баграмян.

Сразу же после штурма Кенигсберга Максимов, имея высшее архитектурное образование (а его учителями были академик А.В. Щусев - автор проектов гостиницы «Москва» и Казанского вокзала в столице и отец В.И. Максимов - реставратор храма Св. Софии в Константинополе и некоторых сооружений в дворцово-парковом ансамбле Царского Села), включился в работу по восстановлению Кенигсберга, а затем и Калининграда.

А.В. Максимов был первым российским офицером, который в 1945 году соприкоснулся с тайнами Янтарной комнаты и других культурных ценностей, как местных, так и вывезенных из временно оккупированных областей СССР. Он участвовал в работе первых экспедиций и комиссий, встречался с доктором Альфредом Роде - директором художественных собраний Кенигсберга. В первые послевоенные годы А.В. Максимов передал в тогдашний краеведческий музей Калининграда десятки культурных ценностей, найденных при поисковых исследованиях.

А.В. Максимовым во второй половине 40-х годов 20 века был разработан большой научный труд, связанный с анализом сложившейся веками планировки Кенигсберга, этапами его развития, градостроительной структурой, географией, геологией и гидрогеологией. Он 20 лет работал в «Облкоммунпроекте». В свободное от работы время написал десятки акварелей, запечатлевших руины Кенигсберга. Эта деятельность не поощрялась тогдашними руководителями города по идеологическим соображениям. Поэтому при написании акварелей с натуры - руин, приходилось всячески маскироваться и скрываться от прохожих. Большие неприятности он имел за смелые высказывания в защиту от разрушения Орденского замка.

Почти 40 лет назад А.В. Максимов покинул Калининград и уехал на волжские берега в город Кострому.

Арсений Владимирович и его жена Александра Карловна Плесум принадлежат к «древу жизни» великого русского учёного Д.И. Менделеева. Он - внучатый племянник, она - правнучатая племянница. Удивительная была семья. Интересный духовный мир, но больше всего поражал меня - огромный пласт русской культуры, который находился в нём.

Многое в их малометражной квартире напоминало о великом предке. Это многочисленные акварели с видами подмосковного Боблова - имения учёного, которое было восстановлено по проектам Арсения Владимировича Максимова, личные вещи (икона «Благословенное чрево» и мраморная ваза для визиток), книги с менделеевской тематикой и многочисленные старинные фотографии. Более 100 менделеевских предметов А.В. Максимов передал возрождённому имению в качестве музейных экспонатов. Да и квартиру А.В. Максимова с полным основанием тоже можно назвать музеем, картинной галереей и архитектурной мастерской. Есть здесь и «дух» старого Кенигсберга - его руины.

В Костроме он спроектировал сказочную деревню «Берендеевка», находящуюся на «тропе» «Золотого кольца России».

Арсений Владимирович написал, пока ещё не опубликованную, книгу о своём знаменитом предке и тех, кто был в родстве с ним. А это были великие люди - гордость российской науки и культуры - М.Я. Капустин - известный профессор гигиены, Н.Л. Смирнов - конструктор легендарного «Ермака», соратники Нансена и Рериха. В его окружении были А.Н. Бекетов - профессор ботаники, В.М. Бехтерев - профессор медицины, И.Е. Репин - художник, А.С. Попов - изобретатель радио и многие другие.

Мы с мужем, Авениром Петровичем Овсяновым, познакомились с семьёй А.В. Максимова в начале 70-х годов 20 века. Тогда Калининградская геолого-археологическая экспедиция использовала опыт Арсения Владимировича при поисках утраченных культурных ценностей. Ведь в первые послевоенные годы он был и руководителем поисковой комиссии.

Почти 30 лет мы были в контакте с этой удивительной семьёй. Встречались мы почти ежегодно, так как город Кострома - родина моего мужа. Беседы проходили в тёплой, дружеской обстановке с чаепитием и взаимным показом документов, книг и фотографий. Нас всегда принимала добрая душевная семья. Мы с удовольствием слушали интересных собеседников, умудрённых почти вековым жизненным опытом.

Имя Арсения Владимировича Максимова знают не только в Калининграде, Москве, Костроме, но и в Германии - по книге Ронни Кобуса «Руины Кенигсберга» с предисловием, ныне покойного писателя, Юрия Николаевича Иванова.

25 июля 2002 года Арсению Владимировичу Максимову исполнилось 90 лет. С юбилеем его поздравляли многие архитекторы России, Костромские органы власти, представители музеев Д.И. Менделеева из московского Боблово и А.Блока из местечка Шахматове В дни празднования 850-летия города Костромы в местном музее была открыта выставка, посвященная жизни и творчеству А.В. Максимова.

В январе 2003 года Арсения Владимировича Максимова не стало.

Его верная спутница жизни Александра Карловна Плесум, постигшая все дела, планы, свершения, задумки и энциклопедические знания Арсения Владимировича, сейчас является хранителем его памяти. Она была на протяжении всей совместной с Арсением Владимировичем жизни его надеждой и опорой, «секретарём», домашней хозяйкой, «летописцем», сотрудником, «оппонентом» и консультантом.

Сегодня квартира, где прожили долгую жизнь Арсений Владимирович и Александра Карловна, не потеряла свой прежний музейный облик. Здесь по-прежнему царит дух Арсения Владимировича. На стенах его акварели, сувениры, на столе чертёжные принадлежности, в папках - неоконченные эскизы и наброски.

Мы, его верные друзья, навсегда оставим в наших сердцах светлую память, и посвящаем ей книгу - альбом «Руины Кенигсберга глазами художника и фотографа».



* Бывший Тиренберг находился южнее посёлка Красновка, к северо-западу от Кумачёва.

 Арсений Максимов «Кёнигсбергский замок около 1950 года»
Арсений Максимов «Кёнигсбергский замок около 1950 года
(архив А.Овсянова)